[ПОЛЕЗНОЕ]
Добыть витамин D и заполучить меланому:
откровенный разговор про загар и солнце

По версии американских продюсеров, нашу планету пытаются захватить инопланетяне. По факту, к нам стремятся 3 типа ультрафиолетовых солнечных лучей:
Источник иллюстрации: http://www.wikihow.com/Understand-the-Effects-of-Different-UV-Rays
  • UVC — самые страшные и опасные для человека и всего живого. Хорошо, что они задерживаются в озоновом слое. Но плохо, что озоновые дыры, — не заговор и не профанация.
  • UVA и UVB — лучи, которые попадают на планету, и на нас с вами, когда мы находимся на улице. Если солнечный свет мы можем хоть как-то рассмотреть, то у этих 2 видов излучения другая длина волны. Как и радиацию, мы их не видим, поэтому UVA и UVB нас по жизни не пугают. Но, как радиация, они работают против наc.
Я не просто так написала слово «излучение». У попыток получить загорелую кожу есть побочные эффекты, о которых стоит знать и учитывать. Об этом поговорим дальше.
Меланому в 20 лет заказывали?
У нас с вами белая кожа не просто так. Дело в том, что у нас мало клеток, которые производят пигмент. Когда на нас воздействует ультрафиолетовое излучение, для нашей кожи это не совсем естественно и привычно. Она начинает защищаться и ее потемнение — как раз проявление защитной реакции. По сути, наш загар — это постоянная эксплуатация внутренних резервов организма, который не всегда успевает справиться с воздействием излучения. Поэтому мы и обгораем. И чем чаще это происходит, тем быстрее будем обгорать в следующие разы.

Дерматологи постоянно об этом говорят: меланома и другие виды агрессивного быстро распространяющегося рака кожи проявляются уже в 20-23 года. «Омоложение» этих страшных болезней связано с накопительным эффектом: чем чаще человек обгорает, тем сильнее излучение влияет на организм, ослабляя его и провоцируя появление раковых заболеваний.
«Так на небе же ни облачка!»
Помните, главный совет для отдыхающих? На солнышко не стоит выходить с 12 до 16 часов. А еще в кругу отдыхающих поговаривают: лучше, чтобы было облачно. Якобы в это время нет УФ-лучей. С ними не согласятся дачники, которые очень быстро сгорают в пасмурную облачную погоду.

На самом деле, это миф. Ультрафиолет кружит вокруг нашей планеты и присутствует в каждом дне. В метеоцентрах многих стран есть приобры, измеряющие УФ-индекс. Поэтому вместо ориентировки по времени и количеству осадков смотрите на этот показатель.
Например, я живу в Латвии. Это почти северная страна, 57-й градус широты. В апреле месяце УФ-индекс уже был 4. Максимальная цифра этой шкалы 10 (11) — это уже крайняя крайность, при которой белый человек обгорает за считанные минуты.
Понимание этих моментов помогает избежать фотодерматоза: если говорить просто, это как аллергия на солнце, когда после воздействия УФ-излучения на коже появляются странные высыпания.
Почему так важно носить солнцезащитные очки
Многие считают, что это просто стильный аксессуар. И даже посмеиваться над теми, кто солнечной зимой или осенью носит такие очки.

Давайте разберемся. УФ-излучение напрямую достигает неприкрытой ничем, даже кожей, слизистой оболочки глаза. Уверена, вы понимаете: солнечное повреждение сетчатки — очень неприятная история. Вовсе не обязательно, что это произойдет в летний жаркий день:
  • солнечные лучи отражаются от снега в горах;
  • в парках — от поверхности водоемов;
  • даже когда гуляете по городу — отражается от стекла, которого так много в современных зданиях, и даже бетона!

Поэтому лучше носить солнцезащитные очки в любое время года, когда солнышко приветливо светит нам с неба, чтобы и дальше видеть и любоваться нашим прекрасным миром.

Почему же так происходит?
Давайте включим воображение и представим себе живую клетку. Она здоровая, красивая, радуется жизни вместе со своей семьей — миллионами других здоровых клеток. У нее хорошая ДНК, которой можно позавидовать.

Но вот в нее попадает УФ-излучение, которое нарушает цепочку ДНК, Организм сразу же бросается на помощь и пытается ее восстановить. Для этого в месте нарушения целостности начинается переписывание ДНК. Будто ставится «заплатка». Если она встала такая же, как была до, ничего не происходит.
Клетка продолжает жить, но к чему приведет установка «заплатки»?

А теперь представьте: когда вы долго находитесь на солнце без защиты, атака идет на тысячи клеток одновременно. А организм у нас один. И защитная система тоже одна. Поэтому есть 3 варианта продолжения этой эпопеи:
  • какие-то клетки погибнут, потому что на них не успеют поставить «заплатку»;
  • в каких-то цепочка ДНК будет восстановлена до исходного состояния;
  • в других встанут неправильные «заплатки».

Из-за третьего сценария в организме на сцену могут выйти раковые заболевания: клетки с нарушенной структурой ДНК начинают делиться и плодить мутированных «детей». Эти клетки — нетипичны для организма, их вообще не должно было здесь быть. Но атака УФ-излучения произошла, организм не справился и запустился процесс внутренней мутации.
Как мы все это ощущаем?
Наверняка, у вас такое было: когда перегрелись на солнце, появляются простудные симптомы: насморк, дрожь, лихорадка, поднимается температура. Так происходит потому, что вовсю пашет иммунная система. Она пытается защитить клетки от воздействия УФ-излучения. Если организм ослаблен, он не может выдержать атаку и начинает болеть.

Как видите, здесь всё начинается с кожи. На солнце ее клетки повреждаются первыми. В прямом смысле, они сгорают, когда мы получаем ожог. Дальше излучение проникает в более глубокие слои организма и кожа уже не препятствие для них. Поэтому лучше нанести защитный крем, надеть шляпку и очки. Идеально — поиграть в аристократку и взять красивый зонтик.
Подведем итог
УФ-излучение может доставить нам массу неприятностей, когда его слишком много и мы без защиты. Поэтому загорать на пляже ради активации синтеза витамина D, — не самый лучший вариант, поэтому лучше от солнца защищаться, а уровень витамина сначала проверить в лаборатории, и при необходимости принимать как добавку.
Я привела вам научно доказанные факты — в остальном выбор за вами. Сравните риски и решите, что для вас перевешивает: польза или вред?
Made on
Tilda